Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: [херсонский б.г.] (список заголовков)
10:38 

|Борис Херсонский|

Один был — предатель, отрекся трижды и заходился в плаче..
Второй был — гонитель, стерег палачей одежды.
Гонитель знал что в мире все так и никак иначе.
Предатель рыбачил он был невеждой и сыном невежды.

Гонитель был фарисей, он был гражданином Рима,
он знал языки, он мастерил палатки.
Предатель был ученик. История — неповторима.
Мы в ответе за все, а с Истории взятки гладки.

Гонитель знал толк в Писании и законах.
Предатель знал, что происходит на самом деле.
На самом деле Христос воскрес, и овцы паслись на склонах
и ключи от рая в дрожащей руке звенели.

А гонитель писал послания, то коринфянам, то евреям,
говорил, что законы прейдут и пророчества прекратятся,
а любовь останется, коль любовь сохранить сумеем,
то нас занесут в небеса и, конечно, в святцы.

И прославят святых с песнопением, кадилами и свечами,
Будут колокола наполнять Вселенную звоном
Гонитель — с книгой в руках. Предатель стоит с ключами.
И солнечный луч скользит по золотым иконам.

url-url

@темы: [Херсонский Б.Г.], [XXI]

00:23 

|Борис Херсонский| Этажерка с томами Брокгауза...

Этажерка с томами Брокгауза. В бумажных розах икона.
Желтая шляпа. Черная лента. Белый пиджак. Пенсне.
В похожей на медную лилию трубе граммофона
Поет Шаляпин с шипением элегию Жюля Массне.

Революция продолжается. Как и война. Ненастье
Застыло на подступах к даче. Приглядывается к врагам.
«Сладкие сны, дыханье весны, грезы, легкое счастье».
Поздние хризантемы. Встречи по четвергам.

От калитки — тропинка среди стриженого жасмина.
Воронки из паутины вместо белых цветов.
На паутине роса. На лице — брезгливая мина.
«Знаешь, я боюсь пауков». — «Вероятно, ужин готов».

Беседка (греческий домик), увитая виноградом.
С поднятой чашей стоит мраморный Дионис.
Мужчины красные банты предпочитают наградам.
Перегнувшись, лоза безвольно свисает вниз.
Усики-завитки. Судьба затаилась рядом.
«Милый, я здесь, за спиной. Не веришь? Тогда оглянись».

Нет, не оглянется, нет. Тянется вереница
Малиновых облаков. Ресницы фильтруют свет.
Кто-то подходит сзади, ладони кладет на глазницы.
Он узнал. Но не скажет имени. Поскольку имени нет.

URL записи

@темы: [Херсонский Б.Г.], [XXI]

Последний альбом...

главная