Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: [xxi] (список заголовков)
00:04 

|Ирина Ратушинская| Сколько ангелов у Анны

Сколько ангелов у Анны
На конце иглы?
А она их не считает,
Вышьет — сразу выпускает.
Небеса белы
Над пресветлым садом Анны,
Вышитым крестом.
Там, среди растений странных —
Настежь красный дом.
Заходите, пойте песни,
Люди и коты.
Здесь, как в сердце — все на месте…
Анна, где же ты?
Только тёплое дыханье
Там — за тканью, там — за гранью,
Там — над зимней мглой.
Это с бережным вниманьем
Анна чинит мирозданье
Тонкою иглой.

© Ирина Ратушинская

@темы: [Ратушинская И.Б.], [XXI]

00:00 

|Саша Кладбище| В вопросах Победы – да, я ретроград...

В вопросах Победы — да, я ретроград. Притом,
на тему, увы, не приемлющий словоблудия.
* * *
Мне бабушка в детстве рассказывала о том, как прадеду голову взрывом снесло орудия,
Про бомбы в саду и про зимний голодный ад; в Баварию как не угнали едва в сорок третьем;
как дойче зольдатен давали им шоколад и плакали тихо по собственным дойче детям.
Как с братом на печке пряталась под дохой — подальше от глаз офицера СС поддатого.
А дед ничего не рассказывал — был глухой, всю жизнь свою, после контузии, с сорок пятого.
* * *
Сейчас, вроде, модно спорить, наперебой
друг другу орать, как всё было — я понимаю,
Но я ретроград. На три буквы пойдет любой,
кто гадость при мне про девятое скажет мая.

Да, я ретроград, и такие как я — больны,
и наша болезнь — это память, и боль, и правда
В глазах ветеранов с последнего их парада.
* * *
Дай, Господи, нам никогда не узнать войны.

© kladbische

@темы: [Livejournal], [XXI], [Военное], [Саша Кладбище]

23:54 

|Виктория Качур| Один один

ты мечтаешь о небывалом, о свободе и силе?
их полно, их просто навалом на ветвях иггдрасиля.
не годится та древесина для баклуш и балясин.
ну, давай-ка, ну, повиси на. это дерево — ясень.
в кроне нет ни вешек, ни меток. распрямившись, как кобра,
хоть одна из ближайших веток да вонзится под рёбра.
то ли хаос, то ли порядок, жар и вкус хинных корок —
подремли, сон разума сладок.
мёд поэзии горек


URL записи

@темы: [Качур В.И.], [XXI], [Livejournal]

23:53 

|Аше Гарридо|

А когда ты найдешь его — через сто, через десять,
как получится, — через тысячу, через год —
найдешь его в твоем нынешнем «здесь»,
оплаканного — а он, зараза, опять живет,

а он такой же! — каким был, такой и опять,
и тот же внутри него тихий и яростный свет,
и уже не вспомнить, эта седая прядь
над правым виском — тогда была уже или нет,

и он такой же и совершенно другой — не узнать!
И не узнать невозможно, а что, а как, почему?
и понимаешь, что эта вселенная — как волшебная шляпа, без дна,
и мы в ней цветные платочки, букеты и кролики — на радость кому?

Но не о том я сейчас, я попроще кое-чего,
но чем проще, тем и важней, не наоборот! —
когда ты найдешь его, слушай, а ты ведь найдешь его,
в крайнем случае — сам он тебя найдет, —

вот тогда ты вспомни эти простые мои слова:
ничего не кончилось, рай не настал, и не дай бог
такого рая, как этот край или тот, или дайте два;
вы просто живы, и вам друг с другом — непросто, ох!

Даже если слова из уст — жемчугом и лепестками роз,
понять друг друга не проще, чем понять, как устроен мир.
Такие дела, вы два человека, невроз и невроз,
такая цена за право быть живыми и быть людьми.

Но если фокусник спросит, братец кролик знает ответ.
Чем ни пришлось бы платить за верность, любовь и родство,
за тайный упорный огонь, негасимый его свет...
Оно того стоит, слышишь, по-прежнему стоит того.

@темы: [Гарридо Аше], [XXI]

14:23 

|Екатерина Вдовина| Гравировкою по сетчатке...

Гравировкою по сетчатке лишь изломанный силуэт —
мне бросает в лицо перчатку тот, которого больше нет,
но наотмашь угрюмой правдой, раз за разом сбивая спесь,
мне рисует пейзажи ада тот, который сегодня есть...

Тот, который когда-то будет, смотрит нервно из-за плеча.
Не одобрит и не осудит, ведь привычнее — промолчать.
Будь плебейка или царица — не достанешь звезды рукой,
ведь лишь тот, что пока не снится, остается самим собой.

Вырываясь за рамки риска, вызывая озноб в груди,
тот, что вычеркнут был из списков, ходит около и глядит.
А хотел бы — давно обидел, но, похоже, уже привык...
Тот, что списков еще не видел, любопытен и в меру дик.

Не вскрывала б чужих конвертов, не искала б к другим ключи —
Мы здесь чертовы интроверты и, конечно же, промолчим!
Не помянем друг друга всуе, не рванемся ни вверх, ни вниз...
Тот, который меня рисует, обреченно отложит кисть...

Milady,
09.07.2008

@темы: [Вдовина Е.], [XXI], [2008]

14:18 

|Аля Кудряшова| Она раскрасила губы огнем карминным...

Она раскрасила губы огнем карминным, чтоб стать, как все, чтоб быть — под одну гребенку.
Она отвыкла, чтобы ее кормили, она выбирает ежиков в «Детском мире» — и продавщицы спрашивают «ребенку»?
Ее цвета — оранжевый с темно-синим, она сейчас тоскует, но тем не менее она умеет выглядеть очень сильной.
Она давно не казалась такой красивой — чтоб все вокруг шарахались в онеменьи.
Не то чтоб она болеет — такое редко, ну, раз в полгода — да и слегка, негромко.
А вот сейчас — какие ни ешь таблетки, в какие ни закутывайся жилетки — царапается, рвет коготками бронхи.
Она обживает дом, устелив носками всю комнату и чуточку в коридоре.
Она его выкашливает кусками, она купила шкафчик и новый сканер, и думает, что хватит на наладонник.
Ее любимый свитер давно постиран, она такая милая и смешная, она грызет ментоловые пастилки,
она боится — как она отпустила — вот так, спокойно, крылышек не сминая.
Она не знает, что с ним могло случиться, кого еще слова его доконали.
Но помнит то, что он не любил лечиться, и сладкой резью — родинку под ключицей и что он спит всегда по диагонали.
Она подругам пишет — ты, мол, крепись, но немного нарочитым, нечестным тоном, разбрасывает по дому чужие письма,
и держится, и даже почти не киснет, и так случайно плачет у монитора.
Она совсем замотанная делами, она б хотела видеть вокруг людей, но время по затылку —
широкой дланью, на ней висят отчеты и два дедлайна, и поискать подарок на день рожденья.
Она полощет горло раствором борной, но холодно и нет никого под боком.
Она притвориться может почти любою, она привыкла Бога считать любовью. А вот любовь почти что отвыкла — Богом.
Всё думает, что пора поменять системку, хранит — на крайний случай — бутылку водки.
И слушает Аквариум и Хвостенко. И засыпает — больно вжимаясь в стенку — чтоб не дай Бог не разбудить кого-то.

Аля Кудряшова aka izubr

@темы: [XXI], [Кудряшова А.]

14:13 

|Татьяна Юрьевская| Три шага до...

Что за эпоха досталась нам?
Фальшью насквозь — от и до.
Вечер разметит стены триптих
Кровью закатных теней.
В спину наставит прицел война:
Сможешь пройти коридор?
Боже, взгляни же на малых сих!
Глухо. Ответа нет.

Пялятся сотни паучьих бельм
Сквозь паутин чадру.
Если «живи» означает «убей»,
Выстрели первым, друг.

Но поговорка: жизнь — это бой
Даже по сути глупа.
Ведь каждый пройденный нами шаг
Тоже ступень в мастерстве.
Тихо вокруг, но комплект обойм
Взять не забудь про запас,
Чтобы никто нам не помешал
Просто идти на свет.

Громче набата скрип половиц,
Пуля быстрей шмеля.
Шепот дыханья во тьме уловив,
Не рассуждай — стреляй.

Думал бы прежде, что выбирал,
Слишком уж поздно вилять.
К аду приписанный атташе,
Мнишь, что останешься цел?
Кто же придумал: время — спираль?
Время — на горле петля.
Ныне — охотник, завтра — мишень.
Что тебя ждет в конце?

Вера в себя, превосходства спесь —
Наш характерный стиль.
Если «дойти» означает «успеть»…
Я опоздал. Прости.

Татьяна Юрьевская aka Маркиз

URL записи

@темы: [XXI], [2007], [Юрьевская Т.]

14:12 

|Татьяна Юрьевская| Баллада странника

Жемчужин звездных четки нанизав,
Ночь в трауре ушедший день хоронит.
Мой мир исчез. Я одинокий ронин,
И предавшему нет пути назад.
Что суждено, рискнешь ли предсказать,
По зернышку вылущивая скупо
Ядро надежд из шелухи скорлупок?
За туфелькой вернешься ль в бальный зал?

Я раб гордыни, пламя во плоти,
В монашеском приюте посторонний…
Но ветром с моря сдует грай вороний,
И корабли нарушат карантин.
Знать не дано, что ждет в конце пути.
Изысканная страсть красавиц юга
Или петля. Виденьями запуган
Я умоляю память: «Отпусти!»

Заречься б от тюрьмы и от сумы,
Уйти в себя, закрыться в обороне.
И что мне дело до чужих ироний? —
Налет обид вину под силу смыть.
Нам мир вернет все то, чем были мы,
Тараном слов взломает душу извне.
Но жизни нет в моем подобье жизни,
Как мрака нет в моем подобье тьмы…

Я не приставший к Арарату Ной.
Мне не дойти до цели, хоть состарься —
Крест перепутий и дорог катарсис —
Судьбе свершенной не бывать иной.
Играем? Черно-белое кино,
Страницы изъязвленных бредом хроник…
Я тень строки, я одинокий ронин,
Заката угасающий клинок.

Татьяна Юрьевская aka Маркиз

URL записи

@темы: [XXI], [Юрьевская Т.]

14:10 

|Федор Синица| Предпоследняя ночь Атлантиды...

Предпоследняя ночь Атлантиды
Вяжет алый закат, как бинтом,
Не завидуй, дружок, не завидуй,
Ты не знаешь, что будет потом

Если в сердце накатит усталость,
На дорогах наставят крестов,
Это значит - немного осталось
У заката кровавых бинтов

Опускается вечер, как штора,
Пересменок в торговом порту,
Горьковатый дымок «Беломора»
Уплывает, струясь в темноту

Все, что было, не вспомнить сначала,
Что пропало, назад не проси.
Ты шагаешь домой по причалу,
Папироску в зубах закусив

Не меняй паруса на дукаты,
Не бросай что любил без борьбы,
И багровые строчки заката
Не считай приговором судьбы

С кленов медленно лист опадает,
Покрывалом ложась на бетон,
Эта осень пока что не знает,
Что же все-таки будет потом.

Не проси мимолетных отсрочек,
В сердце давнюю боль не буди,
У судьбы неразборчивый почерк:
Что там ждет нас еще впереди?...

Федор Синица

URL записи

@темы: [XXI], [stihi.ru]

14:09 

|Елена Шилова| Незнакомец... Незнакомка... Бег минут нещадно скомкан

Незнакомец... Незнакомка... Бег минут нещадно скомкан,
Мир распался на обломки от случайного кивка.

В наважденье нет изъяна. Ночи — горьки, встречи — пряны.
Призрак пушкинской Татьяны грустно смотрит из зеркал...

Меткий взгляд — стрела навылет — пришивает сказку к были.
Виноваты в том не Вы ли и не Ваши ли глаза?

Вкривь и вкось ложатся строчки... Извините за мой почерк.
Понаставив многоточий, я не знаю, что сказать.

Роль нелепа и не нова. Ваши сны — мои оковы.
Из письма не вырвать слова и не вычеркнуть строки.

В Вас не видя пониманья, замираю изваяньем
От небрежного касанья ласково-чужой руки.

Свой восторг поймав в кавычки, по излюбленной привычке
Я сжигаю мысли-спички, глупых грёз черновики.

Щепкой в бешеном потоке, бликом солнца на востоке
Вы несбыточно далёки и безжалостно близки...

Леана

@темы: [XXI], [Зеленый Форум], [Шилова Е.]

14:06 

|Элеонора Раткевич| Пойди и помой крокодила...

Пойди и помой крокодила —
Зачем тебе сразу слона?
Зеленый залег возле "ЗИЛа",
Там мыло, и лейка полна.

Возьми еще, знаешь, мочалку.
И палку — в зубах ковырять.
Что — слон? Нет — слона, братец, жалко.
Довольно слонов протирать!

Давай-ка сперва крокодила —
Он тоже, небось, существо!
Он любит мочалку и мыло.
На нем отточи мастерство!

Смотри, как он страшен и нежен,
Как весело зубы горят...
А слон, дорогой, неизбежен —
Когда ты вернешься назад...

Элеонора Ela Раткевич

URL записи

@темы: [XXI], [Раткевич Э.], [веселое]

14:05 

|Екатерина Вдовина| Все сегодня не так, невпопад, непонятно к чему...

Все сегодня не так, невпопад, непонятно к чему...
После третьей затяжки зачем-то горчит сигарета,
и вино — явный привкус зимы, но уж точно не лета,
и дурные стихи, что ни сердцу, увы, ни уму.

Все сегодня не так, в сонном мороке тонут слова,
что не высказать вслух — просто некому! — это знакомо,
но откуда желание в полночь сорваться из дома?
Отчего неспокойна душа и легка голова?

Все сегодня не так, невпопад, непонятно к чему...
Тает призрачный страх ощутить то, что было забыто.
Остаются в бокале последним глотком недопитым
строчки странных стихов, что ни сердцу, увы, ни уму...

Е.В. aka Magistr

URL записи

@темы: [XXI], [Вдовина Е.]

14:02 

|Ольга Родионова| Гертруда, мы умерли оба...

— Не пей вина, Гертруда!
— Простите, сударь, но мне хочется.

В.Шекспир «Гамлет»


* * *

Гертруда, мы умерли оба,
Мы выпили чашу сполна.
А те башмаки, что за гробом —
За лодкой колышет волна.
Коварен? Не знаю. Корыстен?
Кто нас разберет, королей.
В копытце, в корытце, в корыте
Дельфина купает Нелей.

Ты знаешь, что тленьем задеты
И зеленью тронуты все —
И мальчик, и чаша, и детство,
Летящее на колесе.

И рай отворяется, жалок,
Тому, кто ключи отыскал, —
Наш край сумасшедших весталок,
Ручьев, кораблей и русалок,
Могильщиков, роз и зеркал...

Я, видимо, скверный любовник.
Так будет отныне всегда:
Терновник, Гертруда, терновник,
Гнилая, Гертруда, вода
В крови... Отрави кавалера
Дурной приворотной травой...
Но руки твои, королева,
Как веточки над головой!

Браслеты, запястья, ключицы,
Колечки, пустырник, репей...
Гертруда, не пей из копытца —
Русалочкой станешь! Не пей!

Прогнило здесь что-то. И трудно
Смириться, и пал Камелот...
Не трогай бокала, Гертруда!
Твой берег дымится, Гертруда!
Останься со мною, Гертруда!..
— Простите, я жажду, милорд.

О.Родионова

URL записи

@темы: [Shakespeare], [XXI], [Родионова О.]

13:51 

|Ольга Родионова| Корсеты тем и хороши...

Корсеты тем и хороши, что не дают осанке гнуться,
И можно в обморок упасть в любой ответственный момент.
Дыши, душа моя, дыши, не смей любовью захлебнуться,
Пусть этот мир играет всласть, как музыкальный инструмент.

На нежных ямочках души тугой шнуровки отпечатки,
Упрятан краешек письма подальше от нескромных глаз.
Дыши, любовь моя, дыши, роняй растерянно перчатки, —
Пусть этот мир сойдет с ума и будет послан на Кавказ.

Мы все грешны, и ты греши, не забывая петь осанну,
Не забывая поднимать коней и чувства на дыбы.
Дыши, ма шер ами, дыши, держи балетную осанку,
Пусть этот мир тебя предаст — ты все равно его люби.

Живи на сущие гроши, люби внезапно и случайно,
Пусть нашу жизнь танцует тот, кто в ней не смыслит ни аза.
Дыши, мой ангелок, дыши, лишь об одном мечтая тайно —
Чтоб этот мир не отводил свои бесстыжие глаза.

О.Родионова

URL записи

@темы: [XXI], [Родионова О.]

13:30 

|Татьяна Юрьевская| С прибоем разыграв гамбит...

С прибоем разыграв гамбит —
Фигурками осколки мидий —
Позвольте мне вас ненавидеть,
Коль запрещаете любить.

Стон литургии, шепот месс,
Полутона от «и» до «или»…
Слова впитали, растворили,
Создав пленительную смесь.

Перегоняя душу в растр,
Под ретушью не спрячешь язвы.
И вожделенье неприязни
В огне сжигающая страсть.

Сойдя с проложенных орбит,
Сорваться вскачь быком в корриде…
И кажется, что ненавидеть,
Намного слаще, чем любить…

Татьяна Юрьевская aka Маркиз

URL записи

@темы: [XXI], [Юрьевская Т.]

13:28 

|Ingadar| Это кто-то берет за горло — и шепчет...

Это кто-то берет за горло — и шепчет: празднуй, что ни люди, ни боги твой поезд не провожают. Это осень уходит — негромко, пятная грязью свой роскошный подол — золотистый, багровый… ржавый. Сдай поддельным золотом осени плату по всем побегам — ты не из тех пород, что до юга вострили лыжи. В этом городе слишком пахнет — с рассветом — снегом. С днем рожденья! — если захочешь дожить и выжить. И твердить себе: Колесо Года — порядок — полно, с щедрым урожаем, с тихим осенним счастьем. Но закрыть глаза — а по небу гуляют волны зимних облаков, колючих и беспощадных, обещая — войну ли, чуму — но вестимо, холод — и походы строем к снежным и смертным танцам. И однажды утром — эти волны накроют город, а до радуг — зима… На подмогу — кого дозваться? И затопят. Лягут — на стены, холмы и крыши, мы умели — дышать под водой, вспоминаем снова. Будем зимовать — и надеяться, что надышим, что нам хватит — ни дров, так тепла, ни любви — так слова, что у нас получится — наскрести по карманам — так, чтобы хватило — до рассвета, до водополья… А моя любовь приходит редко, поздно и в нафиг пьяной — чтоб твердить: ты любить не умеешь — а значит, тебе не больно. Больно ль, нет — но страшно, когда понимаешь — правда: пуст — ковшом о дно внутри — время плат и правил, и волна придет — и в тебе не найдет преграды, и пройдет насквозь, чтобы схлынуть. А соль оставит… Ты не держишь неба уже — подбираешь крохи, что осталось, и то — море дарит и в море тонет. И тебя не хватит, чтоб защитить немногих — от зимы, сумы — и того, что приносят волны. А над волнами — слышишь — по небу гуляет ветер, раздувать паруса кораблей — тех, чей курс неведом… Ты настолько пуст, что это почти — бессмертен — если сдует…
Сегодня в этом городе слишком пахнет ветром.

lj-user ingadar

@темы: [Livejournal], [XXI]

13:17 

|reine de chaos| И ты, вероятно, спросишь: какого лешего?..

И ты, вероятно, спросишь: какого лешего?
А я отвечу пафосно: было нужно.
Ну, в общем, кажется, звали его Иешуа,
Мы пили красное поздней ночью из чайных кружек.

И он как-то очень свежо рассуждал о политике
И все твердил: мол, нужна любовь и не надо власти.
И вдруг сказал: «Ты уж не сочти меня нытиком,
Но я устал, понимаешь, устал ужасно.

Стигматы ноют от любых перемен погоды,
И эти ветки терновые к черту изгрызли лоб.
Или вот знаешь, летом полезешь в воду,
И по привычке опять по воде — шлеп-шлеп...

Ну что такое. ей-богу. разнылся сдуру.
Что ж я несу какою-то ерунду?!
... Я просто... не понимаю, за что я умер?
За то, чтобы яйца красили раз в году?

О чем я там, на горе, битый день долдонил?
А, что там, без толку, голос вот только сорвал.
Я, знаешь ли, чертов сеятель - вышел в поле,
Да не заметил сослепу — там асфальт.

И видишь ведь, ничего не спас, не исправил,
А просто так, как дурак, повисел на кресте.
Какой, скажи, сумасшедший мне врач поставил
Неизлечимо-смертельный диагноз — любить людей?»

Он сел, обхватив по-детски руками колени,
И я его гладила по спутанным волосам.
Мой сероглазый мальчик, ни первый ты, ни последний,
Кто так вот, на тернии грудью, вдруг понял сам,

Что не спросил, на крест взбираясь, а надо ли?
(У сероглазых мальчиков, видимо, это в крови).
... А город спит, обернувшись ночной прохладою,
И ты один — по колено в своей любви.

© reine de chaos

URL записи

@темы: [@diary], [XXI], [reine de chaos]

13:14 

|Татьяна Юрьевская| Одиссея

Одиссей из-под Трои, я тщетно ищу возвращения,
Пляска бури с утра разметала мои корабли.
И, мешая уснуть, ноет сердце как палец прищемленный,
И мерещится снова на водах спасительный блик.

Злую память теперь не доверю обманчивой Лете я,
Пораженье в словах отзовется добавленным «дис».
И закружат года, потихоньку слагаясь в столетия,
Я однажды вернусь — парус с моря — ты только дождись.

Нет покоя душе, зовом прошлого гибельно раненной,
Я скитаюсь в веках, скрыв свой образ под тленом эгид.
В Иудее меня называл прокуратор Афранием,
И я знаю, как платятся кровью чужие долги.

Прахом рушатся судьбы, осыпавшись листьями прелыми,
И чужое лицо каменеет по контуру скул.
Снова воздух вокруг прошивает английскими стрелами,
Острием под лопаткой мне имя твое, Азенкур.

Повернуть колесо и вернуться удастся успеть ли мне,
Провожая с тоской потянувшийся к северу клин?
А дорога опять, извиваясь змеиными петлями,
Через сердце Европы выводит меня на Берлин.

И горнило путей мои крылья навеки оплавило,
Стала жизнью и смыслом кровавая эта игра.
Но ночами мне снятся огни в небе над Югославией.
Это звезды — вселенская пыль, и спокоен Белград.

И я снова, как встарь, перепутаю истину с бреднями,
Не успею прикрыться, подставив себя под удар.
Я не первый, увы. И, увы, далеко не последний я...
Только знаю, я должен вернуться...
...Не помню, куда...

Татьяна Юрьевская aka Маркиз, 2007

URL записи

@темы: [Юрьевская Т.], [Одиссея-для-Одиссея], [XXI], [2007]

13:13 

|Татьяна Юрьевская| Баллада судьбы

Я играю с судьбой,
Я играю судьбу по аккордам,
Чтобы пальцы — огнем, чтобы дни – вязью нот,
Чтобы жизнь, как вино, через край.
Но пристрастен отбор —
Сзади тени незримым эскортом…
Может, кто мне былое обратно вернет
Или память сумеет украсть?

Я в дыханье ветров слышу голос волны, крики чаек.
К горизонту дорожкой уводит карминовый блик.
Но я рыцарь обманчивых снов, и мой образ печален.
Резкий профиль на фоне окна, тень с бокалом Шабли.

Моя дама мертва.
Сердце бьется едва.
Я не знаю, зачем я?
Пусть дорога крива,
Смерть — последний привал.
Я бродяга.
Кочевник.


Я играю в судьбу.
Я играю с судьбой сотни партий.
И фигуры замрут под рукой игрока,
Ожидая сигнала начать.
В море сброшенный буй
Станет точкой отсчета на старте,
И опять вдоль фронтов по извивам рокад,
Подчиняясь тоске книжных чар.

Я не сплю по ночам и слежу, как дожди моют крыши.
Я умею летать, если крылья не сдали в утиль.
Ведь я рыцарь неспетых баллад, и мой голос неслышен.
Но я помню о бурях, как данность приняв полный штиль.

Моя дама мертва.
А слова — лишь слова.
Они дешево стоят.
Пыль былого в отвал,
Если я рисковал…
Впрочем,
Это пустое.


Я играю в судьбу.
Я играю судьбою на вычет.
Так играют с котенком, гоняя моток,
Так бездумно теряют свой шанс.
Огибая мыс Бурь,
Возвращаюсь с богатой добычей,
Но как только на рейде подводят итог,
Понимаю, опять ни гроша.

Я открою окно и увижу маяк в Трапезунде,
И расправят ветра занавески потрепанный стяг.
Но я рыцарь несозданных книг, и мой образ безумен.
Я в обрывках баллад собираю свой мир по частям.

Моя дама мертва…
Залежалый товар —
Верность людям и клятвам.
Лгут дорог кружева,
Поздно переживать.
— Мы увидимся?
— Вряд ли.


Татьяна Юрьевская aka Маркиз, 2008

URL записи

@темы: [2008], [XXI], [Юрьевская Т.]

13:10 

|Ксения Крутова| Блюз осенних кошек

Такое бывает — проснешься с рассветом,
Устроишь скандал небесам.
В окно робко стукнет продрогшее лето —
Пошлешь к световым полюсам!
Но вдруг заиграет на нервах такое,
Что кубарем через порог...
Послушай: зевает осенняя кошка на столь же осенний листок.

Зачем тебе, дурню, все небо в алмазах,
Без них же намного теплей.
Ведь камни пусты, как весенние фразы;
Синица ценней журавлей.
Доверила б, глупому, хрупкое счастье,
Но все опасаюсь ножей...
Поверь мне: в ненастье осенняя кошка гоняет осенних мышей.

Да что там, попытка, конечно, не пытка,
Но так безнадежно глупа.
Какие надежды, какие улыбки—
Тут «или ты пан — иль пропал».
Но знаешь, в одном из зеленых апрелей,
Увидишь ты наверняка:
Осенняя кошка сидит на качелях и смотрит на мир свысока.

Осенние кошки по жизни взирают на скучный наш мир свысока.

Holo

URL записи

@темы: [XXI], [Крутова К.]

Последний альбом...

главная