Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:35 

|Евгений Агранович| Сабля-любовь

Любовь стараясь удержать,
Как шпагу держим мы ее:
Один — рукой за рукоять,
Другой — рукой за остриё.

Любовь пытаясь оттолкнуть,
Как шпагой, давим мы вдвоем,
Один — эфесом другу в грудь.
Другой — под сердце острием.

И тот, кто лезвие рукой
Уже не в силах удержать,
Когда-нибудь любви другой
Спокойно примет рукоять.

И рук, сжимающих металл,
Ему ничуть не будет жаль,
Как-будто сам не испытал,
Как режет сталь, как режет сталь

[1955]

URL записи

@темы: [Агранович Е.Д.], [Авторская песня], [XX], [1955]

23:32 

|Ольга Родионова| Адъютант Его Превосходительства

Еле заметный крен, пол под ногами движется,
В стуке вагонных недр еле заметный сбой.
Не выходи курить в тамбур, отбросив книжицу,
Пристанционных верб не заслоняй собой .

Раненый де ля Фер старым фалернским лечится,
Есть еще слово "честь" и не в чести корысть...
Преданный адъютант проданного Отечества,
Братик мой дорогой, не выходи курить!

Станция, край села. Лязгает, учащается;
Поезд дает гудок; в небе, меж двух калин,
Сохнет на ветерке, машет тебе, прощается
Стая рубах, бела, как лебединый клин.

Через двенадцать верст грохнет и покорежится,
Вспыхнет и разведет в стороны адский мост...
Бедный мой адъютант, вон она, эта рощица,
Вон она, твоя смерть – через двенадцать верст.

Не поднимай чела от золотого вымысла.
Весел Дюма-отец, фронда во всем права.
Рельсы еще гудят, стираное – не высохло,
Плещутся на ветру белые рукава.

URL записи

@темы: [XXI], [Родионова О.]

23:20 

|Франсуа Малерб| A Monseigneur le cardinal de Richelieu...

À ce coup nos frayeurs n’auront plus de raison,
Grande âme aux grands travaux sans repos adonnée ;
Puisque par vos conseils la France est gouvernée,
Tout ce qui la travaille aura sa guérison.

Tel que fut rajeuni le vieil âge d’Éson,
Telle cette Princesse en vos mains résinée
Vaincra de ses destins la rigueur obstinée,
Et reprendra le teint de sa verte saison.

Le bon sens de mon roi m’a toujours fait prédire
Que les fruits de la paix combleroient son empire,
Et comme un demi-dieu le feroient adorer;

Mais voyant que le votre aujourd’hui le seconde,
Je ne lui promets pas ce qu’il doit espérer,
Si je ne lui promets la conquête du monde.

François de Malherbe
Отныне никакой не страшен нам урон;
Великая душа, великий труд свершая,
Ты Францию ведешь, надежду ей внушая,
Что впредь любой недуг пребудет исцелен.

Как в старости своей помолодел Эсон,
Так и она, себя достойному вручая,
Невзгоды победит, судьба смягчится злая,
Румянец будет вновь принцессе возвращен.

Чтя мудрость короля, ему предрек я славу,
Плодами мирными он одарит державу,
И все живущие преклонятся пред ним.

Но с помощью твоей вдвойне славней порфира,
И был бы я в долгу пред королем моим,
Не предсказав ему завоеванье мира.


пер. М.Квятковской


URL записи

@темы: [перевод: Майя Квятковская], [Французская литература], [XVII], [Malherbe, Francois]

23:14 

|Ника Батхен | "На сцене блеск и мишура..."

На сцене блеск и мишура, идет роскошная игра, и зрители в азарте
Следят, как движется рука очередного игрока простых актерских партий.
Ромео юн, Ромео пьян, не портит ни один изъян влюбленного героя.
Джульетта манит красотой и кажется почти святой, вся в белом шелке, стоя
У черной рампы на краю, и голос ангелом в раю взлетает на галерку:
«Я за любимым двинусь вслед на сотню лиг, на сотню лет…» Как трогательно горько.
Ликует публика, и шквал оваций Вас очаровал… Актеры и актрисы -
Почти что боги, разве нет? Но мой единственный совет — ни шагу за кулисы.
Гримерка. Лампочка в углу. Огрызок груши на полу. Початая бутылка.
На стуле вянет белый шелк, под стулом — ах! — ночной горшок… Красавица, что пылко
Твердила страстный монолог, уныло штопает чулок… Тупая боль в затылке
Изводит. Палец уколов, она бормочет пару слов, к стеснению не склонна…
Боится в зеркало взглянуть — расплылся стан, обвисла грудь. Вот это примадонна.
А вот Ромео весь в огне — прижал к заплеванной стене кудрявую хористку
И, от… любви… не чуя ног, твердит, что болен, одинок, уже не склонен к риску,
И потому, идя ко дну, он ищет верную жену, а не худую ссору…
Смешон и жалок старый шут! Ну а теперь, я вас прошу, вернемся к режиссеру…
Он пьет один на брудершафт с трюмо расколотым. В ушах звенят скупые фразы:
«…Спектакль вышел на ура — немного хуже, чем вчера. Уже четыре раза
Я слышал этот монолог. А стиль высок, как потолок в провинциальном зале.
Вы не бездарны, но увы не прыгнуть выше головы…» Так зрители сказали.
Жену весной увел корнет. Три дня, как в кассе денег нет. Вокруг чужие лица.
И режиссер наедине с собой купается в вине, мечтая застрелиться…
Для Вас, мой друг, из-за колонн выходит труппа на поклон — к цветам и дифирамбам…
Для нас — работа из работ. Горьки и скудны хлеб и пот… Опять к барьеру рампы
Нас вызывают, и на бис мы исполняем ваш каприз. А в зале львы и лисы.
Монокли взглядов, шелест рук. Останьтесь в кресле, милый друг. Ни шагу — за кулисы!

Н.Батхен

URL записи

@темы: [XXI], [Батхен Н.]

23:13 

|Владимир Леви| Я долго убивал твою любовь

Я долго убивал твою любовь. Оставим рифмы фирменным эстетам — не «кровь»,
не «вновь» и даже не «свекровь»; не ядом, не кинжалом, не кастетом.
Нет, я повел себя как дилетант, хотя и знал, что смысла нет ни малости
вязать петлю как карнавальный бант, что лучше сразу придушить из жалости.
Какой резон ребенка закалять, когда он изначально болен смертью? Гуманней
было сразу расстрелять, но я тянул, я вдохновенно медлил и как-то по частям
спускал курок, в позорном малодушии надеясь, что скучный господин по кличке
Рок еще подбросит свежую идею. Но старый скряга под шумок заснул; любовь меж
тем росла как человечек, опустошала верности казну, и казнь сложилась из
сплошных осечек. Звенел курок, и уходила цель; и было неудобно догадаться,
что я веду с самим собой дуэль, что мой противник не желает драться.
Я волновался. Выстрел жил лет пять, закрыв глаза и шевеля губами...
Чему смеешься?..
— Рифмы нет опять,
и очередь большая за гробами.

[Владимир Леви]

URL записи

@темы: [XXI], [Леви В.]

23:10 

|Лариса Бочарова| Они

Отпускает ночь цветные сны,
Обнажая полный лик луны,
Отделились тени от стены,
Это значит в дом пришли Они,
Их глаза светлы и холодны,
Там горят болотные огни...

Как боюсь я их невинных лиц,
Я боюсь их вкрадчивых речей,
Мне знакомы пальцы хищных птиц,
Когда ноша сорвана с плечей,
Под лопаткой холод острых спиц.
Разум был твоим, а стал ничей!

Здесь отныне прочим не видны
Безраздельно царствуют Они!

читать дальше

Нас придумал бессмертный Профессор!
Наша речь — это музыка леса!
Наша Тайна — ответ на вопрос!
После нас твоя жизнь полетит под откос.


Это сделал бессмертный Профессор.
Три талмуда изрядного веса
Он писал, не надеясь на спрос.
Вместе с ним твоя жизнь полетит под откос!
Это сделал бессмертный Профессор...


Лора Бочарова

URL записи

@темы: [Бочарова Л.], [XX], [Music]

01:35 

|Шмуэль-Иосиф Агнон| Теила

---------------------------------------------------------------
По изд.: журнал "возрождение", 1975, No 4-5.
Перевела с иврита Голда Липш.
---------------------------------------------------------------


Была в Иерусалиме старушка. Чудесная старушка, никогда такой не видел. Умная, справедливая, скромная удивительно, симпатичная необыкновенно. Глаза внимательно светятся, а морщинки на лице такие мирные, светлые. Если бы женщины могли походить на ангелов, я сравнил бы ее с ангелом Б-жьим. И еще у нее была девичья живость. Не носи она старушечьи платья, вы бы в ней не увидели старости.

Пока я не уезжал из Иерусалима, я не знал ее. Вернувшись, снова в Иерусалим, я с ней познакомился. Как же я не знал ее раньше? А как вы не знаете ее сейчас? Просто каждому на роду написано познакомиться с тем, кого он встречает, и в каком месте, и в какое время, и при каких обстоятельствах. При каких обстоятельствах я с ней познакомился? Было так. Пошел я навестить одного иерусалимского ученого мужа, который живет у Западной Стены, и не нашел его дом. Встретил женщину с ведром в руке и спросил. Она сказала: Пойдемте, покажу. Я сказал: Стоит ли мне затруднять вас? Видно, лучше вернуться обратно. Она улыбнулась и сказала: Вам жалко, если старуха сделает мицву? Я сказал: Если это мицва, - пожалуйста, только дайте мне ваше ведро. Она улыбнулась и сказала: Вы хотите умалить мою мицву? Я сказал: Я хочу умалить не мицву, а беспокойство. Она сказала: Это не беспокойство, это дар Всевышнего, когда Он дает нам силы самим нести свою ношу.

Мы прыгали с камня на камень в извилистых переулках, сторонясь верблюдов, ослов, водоносов, бездельников и любителей новостей. Наконец, остановилась моя провожатая и сказала: Вот дом, который вы ищете. Я сказал ей «шалом» и вошел.

Я нашел его дома. Он сидел у стола. Не знаю, вспомнил он меня или нет, как раз перед моим приходом он сделал великое открытие. Поэтому, увидев меня, он рассказал мне о нем. Потом рассказал еще раз. Когда я собрался уходить, я хотел спросить его о старушке, показавшей мне дорогу. У нее было такое мирное лицо и такой приятный голос. Но разве можно отвлечь ученого мужа, увлеченного наукой?

читать дальше

@темы: [1975], [Израильская литература], [Проза], [Агнон, Шмуэль-Иосиф], [перевод: Голда Липш]

23:42 

|Майя Котовская| Август

Жила привычно, спокойно
Над горем просто смеялась
Но вот явился разбойник –
Обманчивый месяц август.
Дождем меня поливал он,
Да только не было толку.
И вот вонзил он коварно
Мне в сердце любви иголку.

читать дальше...

@темы: [Music], [XXI], [Котовская М.]

23:37 

|Владимир Ланцберг| По Астраханской...

08.04.2005 в 09:36
Пишет Michelle Noir:


Вчера была на концерте Ланцберга. Мряфф! Не знаю что сказать... да и надо ли?! Нет. Не надо. Но как же мне было хорошо. Жалко, что уходить пришлось быстро... Конечно я опаздала на встречу, конечно меня не дождались, я осталась без сапог и кой-чего еще, но мне было все равно... С самого утра в голове крутятся...:

Быль ушла, осталась сказка -
хмурым днем, удачным в меру,
я иду по Астраханской
вдоль ограды универа.
Курс второй, а может, третий.
Никуда спешить не надо.
Октября недобрый ветер
с ног сбивает листопадом...

Но в своей броне-болонье,
сам себе - доска почета, -
что к труду, что к обороне,
что с попойки, что с зачета,
но - зажав тоску по чуду:
мне ж не выгрести иначе,
ведь расти уже не буду,
а жалеть еще не начал...

Стоп, не надо суетиться:
все ведь не было так просто.
Переврется - не простится.
Возвратимся к перекрестку.
Третий курс, осенний полдень...
Впопыхах ломая стержень,
пишем, пишем все, что помним,
ничего в уме не держим...

дальше...


URL записи

@темы: [XX], [Авторская песня], [Ланцберг В.И.]

23:30 

|Д.Арбенина| Кошка московская

Кошка хочет курить
У кошки намокли уши
Кошка хочет скулить
Ей как и собаке хоть кто-то да нужен

Над кошкой плывут облака
Московские звезды щекочут лапы
Хотя бы немного молока
И можно быть сильной, но нужно быть слабой

Кошка меняет цвета
Черный уже не носит
На ядерно-солнечном прячет себя
В темно-синем себя уносит

Кошка не пишет стихи
А дамские штучки как фига в кармане
Кошке плевать на духи
Она хорошеет с годами.

URL записи

@темы: [Music], [XXI], [НС]

23:28 

|А.Шарков| О кошках и одиночестве

Трубы на крышах старого города,
Солнечный ветер гуляет по улицам.
Теплый денек – отчего же так холодно?
Солнце в глаза: остается лишь жмуриться.
Мир окружает – большой, неприветливый;
Я просто кот, пушистый и маленький.
В чередованьи закатов с рассветами –
Вечное небо и крыши под лапами.
Путь бесконечный мой между антеннами
Под безымянное ветра кружение:
Плавность шагов обрывается стенами –
Я на краю прерываю движение.
Хочется вниз, но мы, кошки, – живучие.
Хочется взвыть; но у нас так не принято.
Хочется, чтоб сквозь метели колючие
Кто-то позвал меня – тихо, по имени.
Смены сезонов по расписанию,
Дни, друг на друга до боли похожие.
Давят на психику мрачные здания,
Лужи, машины, собаки, прохожие.
Это пройдет: все когда-нибудь кончится.
Шрамы на шрамах... Бывает. Случается.
Просто сработал капкан одиночества;
Только вот выбраться не получается.
Все бесполезно – на шкуре проверено.
Крыши и ветер – удел для бездомного.
Здесь – только небо – жестоко-весеннее,
Близко-далекое, ясно-бездонное.
Трубы на крышах старого города,
Солнечный мир моего одиночества.
Ласковый ветер... мне холодно... холодно!
Теплых касаний ладонями хочется!..

(с) Korbutic
URL записи

@темы: [XXI], [Шарков А.]

23:26 

|Александр Иванов| Над колокольнями

Быть может, я не понимаю, быть может, не осознаю,
Душою в облаках летаю, ногами на земле стою.
Быть может, это наважденье, так пусть мне птицы объяснят,
Зачем земное притяженье,
зачем земное притяженье,
зачем земное притяженье так держит за ноги меня.

Мне стало это часто сниться, что землю оттолкнув слегка,
Я улетаю словно птица, и поднимаюсь в облака.
И снова головокруженье, и виновата вновь весна,
Но знаю, это притяженье,
я знаю, это притяженье,
я знаю, это притяженье, — явленье скучное весьма.

А над колокольнями птицы летят,
а над колокольнями птицы летят,
Из северных мест в теплые страны кочуют,
И нет им преград — летят, куда захотят,
Пока не подстрелят их, или не окольцуют.

Я знаю, это так прекрасно — лететь как птица над землей,
Но кто-то скажет: «все напрасно», и посмеется надо мной.
Еще чуть-чуть, еще мгновенье, и сердце бьет в грудную клеть,
Но вновь земное притяженье,
но вновь земное притяженье,
но вновь земное притяженье мне не дает никак взлететь.

А над колокольнями птицы летят,
а над колокольнями птицы летят,
Из северных мест в теплые страны кочуют,
И нет им преград — летят, куда захотят,
Пока не подстрелят их, или не окольцуют.

Александр Иванов
URL записи

@темы: [Иванов Ал.], [Авторская песня], [XX]

23:24 

|А.Макаревич| Костер

Все отболит, и мудрый говорит:
Каждый костер когда-то догорит,
Ветер золу развеет без следа.
Но до тех пор, пока огонь горит,
Каждый его по-своему хранит,
Если беда и если холода.

Раз ночь длинна, жгут едва-едва
И берегут силы и дрова,
Зря не шумят и не портят лес.
Но иногда найдется вдруг чудак,
Этот чудак все сделает не так,
И его костер взовьется до небес.

Еще не все дорешено, еще не все разрешено.
Еще не все погасли краски дня,
Еще не жаль огня, и бог хранит меня.

Тот был умней, кто свой огонь сберег.
Он обогреть других уже не мог,
Но без потерь дожил до теплых дней.
А ты был не прав, ты все спалил за час,
И через час большой огонь угас,
Но в этот час стало всем теплей.

Еще не все дорешено, еще не все разрешено.
Еще не все погасли краски дня,
Еще не жаль огня, и бог хранит меня.

URL записи

@темы: [Music], [XX], [Макаревич А.]

23:22 

|Татьяна Юрьевская| Весенняя песенка

Что-то расшалились нынче нервы:
Март, а где весна не разберешь...
А в каком-нибудь Заире негры
У богов вымаливают дождь.

Пляшут — в два притопа, три прихлопа,
Колдуны тамтамами стучат...
А в Москве сейчас снегов до ж...[censored] крыши,
И прикрыли воробьиный чат.

А в Москве хотя бы солнца лучик,
Чтоб слегка сугробы развезло...
Ну а неграм, им бы снега лучше —
Надоело чертово тепло.

Так что не держи себя за лоха,
Уши не увешивай лапшой —
Ежели тебе сегодня плохо,
То не факт, что где-то хорошо...

Татьяна Юрьевская aka Маркиз, 25.03.2005
URL записи

@темы: [веселое], [Юрьевская Т.], [XXI], [2005], [диагноз: весна]

23:15 

|Ника Турбина| "Нет у меня не преданных друзей..."

Нет у меня не преданных друзей,
Но есть друзья предавшие однажды.
Их имена на знамени бумажном,
Сдаваемых без боя крепостей.
Есть только слово вечное — люблю,
Есть только сердце в помертвевшей боли
И я сожму тоску в свои ладони
И у обрыва встану на краю.
Обрыва необорванная нить
И небо без конца и без начала
И я сожму тоску, чтоб не кричала
И отойду, чтобы хотелось жить.

Н.Турбина
URL записи

@темы: [XXI], [Турбина Н.]

23:12 

|А.Семерзина| Дождь. Разбиваются вдребезги капли

Дождь. Разбиваются вдребезги капли.
Сила. Возносятся вверх облака.
Радость. Крови разводы по ткани.
Гордость. Чернильная рвется строка.

Горе. И сильное небо плачет.
Мудрость. И воин склонил главу.
Слова. Ведь чувства ничто не значат.
Слезы. Роса опустилась в траву.

Листья. Деревья воздали славу.
Сталь. Клинок преломился в бою.
Небо. Стон прокатился по залу.
Вечность. У пропасти на краю...

URL записи

@темы: [XXI], [Семерзина А.]

08:57 

|Т.Юрьевская| Дорожная

А где-то по рельсам, по рельсам, по рельсам —
Колеса, колеса, колеса, колеса...
А. Галич


Поезд уходит с вокзала —
Тщетны любые расспросы —
Снова за шпалою шпала,
Снова по рельсам колеса.

Снова в обычном: «До встречи»
Слышится тихо: «Не ждите»...
Время не ждет и не лечит,
Время — безжалостный зритель.

Снова узлы перепутий —
СУдьбы, события, лица...
Вновь на каком-то маршруте
Нам суждено разлучиться.

Снова куда-то вагоны
Мчатся в стремлении стадном...
Вновь расставанья законы...
Не получилось... И ладно!

Надо забыть... Не сумели...
Бьются в окно злые ветры...
А между нами недели
Месяцы и километры...

Снова вопрос без ответа...
Снова ответ без вопроса...
А от вокзала с рассветом
Снова по рельсам колеса...

Татьяна Юрьевская aka Маркиз
URL записи

@темы: [XXI], [Юрьевская Т.]

08:56 

|Н.С.Гумилев| Портрет мужчины

Портрет мужчины
/Картина в Лувре работы неизвестного/

Его глаза - подземные озера,
Покинутые царские чертоги.
Отмечен знаком высшего позора,
Он никогда не говорит о Боге.

Его уста - пурпуровая рана
От лезвия, пропитанного ядом;
Печальные, сомкнувшиеся рано,
Они зовут к непознанным усладам.

И руки - бледный мрамор полнолуний,
В них ужасы неснятого проклятья,
Они ласкали девушек-колдуний
И ведали кровавые распятья.

Ему в веках достался странный жребий -
Служить мечтой убийцы и поэта,
Быть может, как родился он - на небе
Кровавая растаяла комета.

В его душе столетние обиды,
В его душе печали без названья.
На все сады Мадонны и Киприды
е променяет он воспоминанья.

Он злобен, но не злобой святотатца,
И нежен цвет его атласной кожи.
Он может улыбаться и смеяться,
Но плакать... плакать больше он не может.

URL комментария

@темы: [XIX], [XX], [Гумилев Н.С.], [Поэты Серебрянного века]

08:52 

|М.И.Цветаева| "Заповедей не блюла, не ходила к причастью..."

* * *

Заповедей не блюла, не ходила к причастью.
Видно, пока надо мной не пропоют литию,
Буду грешить — как грешу — как грешила: со страстью!
Господом данными мне чувствами — всеми пятью!

Други! Сообщники! Вы, чьи наущения — жгучи!
Вы, сопреступники! — Вы, нежные учителя!
Юноши, девы, деревья, созвездия, тучи, —
Богу на Страшном суде вместе ответим, Земля!

URL комментария

@темы: [XX], [Цветаева М.И.]

08:49 

|А.А.Ахматова| "Когда погребают эпоху..."

* * *

Когда погребают эпоху,
Надгробный псалом не звучит,
Крапиве, чертополоху
Украсить ее предстоит.
И только могильщики лихо
Работают. Дело не ждет!
И тихо, так, господи, тихо,
Что слышно, как время идет.
А после она выплывает,
Как труп на весенней реке, -
Но матери сын не узнает,
И внук отвернется в тоске.
И клонятся головы ниже,
Как маятник ходит луна.

Так вот — над погибшем Парижем
Такая теперь тишина.

URL комментария

@темы: [XX], [Ахматова А.А.], [Поэты Серебрянного века]

Последний альбом...

главная