• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:59 

|Лора Бочарова|

Полированным бемолем
Поперхнулось пианино.
Кто-то спутал наши роли,
Как дурной трактирщик — вина,
Как дурной аптекарь— яды,
Как твоя рука — бокалы,
Что тем вечером стояли
На поверхности рояля.
Кто-то спутал наши гримы,
Как издатель — переплеты;
От тебя осталось — имя,
От меня остались — ноты,
От тебя — восторг улыбки,
От меня — гримаса боли...
Спотыкаются бемоли
В осознании ошибки,
И, в сплетении амуров,
Из открытой настежь двери
Скалится клавиатура
На Антонио Сальери!

[Лора Бочарова]

URL записи

@темы: [XX], [Бочарова Л.]

11:56 

|Белла Ахмадулина| Заклинание

Не плачьте обо мне — я проживу
счастливой нищей, доброй каторжанкой,
озябшею на севере южанкой,
чахоточной да злой петербуржанкой
на малярийном юге проживу.

Не плачьте обо мне — я проживу
той хромоножкой, вышедшей на паперть,
тем пьяницей, поникнувшим на скатерть,
и этим, что малюет Божью Матерь,
убогим богомазом проживу.

Не плачьте обо мне — я проживу
той грамоте наученной девчонкой,
которая в грядущести нечёткой
мои стихи, моей рыжея чёлкой,
как дура будет знать. Я проживу.

Не плачьте обо мне — я проживу
сестры помилосердней милосердной,
в военной бесшабашности предсмертной,
да под звездой моею и пресветлой
уж как-нибудь, а всё ж я проживу.

Белла Ахмадулина
10.04.1937 — 29.11.2010
:candle2:


URL записи

@темы: [XX], [Ахмадулина Б.А.]

11:48 

|Дмитрий Мережковский| Смех Богов

Легок, светел, как блаженный
Олимпийский смех богов,
Многошумный, неизменный
Смех бесчисленных валов!

Страшен был их гимн победный
В бурной тьме, когда по ним
Одиссей, скиталец бедный,
Мчался, ужасом томим.

И покрытый черной тиной,
Как обломок корабля,
Царь был выброшен пучиной,
Нелюдимая земля,-

На пески твоей пустыни,
И среди холодных скал
С благодарностью Афине
Он молитвы воссылал...

В Провиденье веры полный,
Ты не видишь, Одиссей,
Как смеются эти волны
Над молитвою твоей.

Многошумный, неизменный,
Смех бесчисленных валов -
Легок, светел, как блаженный
Олимпийский смех богов.

Д.С. Мережковский,
1889, на Черном море


URL записи

@темы: [1889], [Одиссея-для-Одиссея], [XIX], [Мережковский Д.С.]

01:23 

|Ирина Ермакова| Улисс

Вечер сгущается — скрежет, гудки, свистки.
Тукает — шлеп-шлеп — о крышу спелая слива.
Слышно, как разъезжаются материки,
сонно клекочет черное горло пролива.

Полночь вибрирует, рушатся со стола
чуткие чашки, хлещут кофейные реки.
За ночь Европа так далеко отползла —
не узнаешь себя в утреннем человеке.

Ветер проснулся и треплет свежую весть,
полнится круг земной абсолютным слухом.
Если ты есть, если ты где-нибудь есть —
ты к утру проявишься, замкнутый этим кругом.

Ты вернешься — в невозможном своем пальто,
накрывая длинную тьму частями света.
Драгоценный мой, потасканный мой Никто,
я пишу тебе на сухих обрывках ветра:

Роза ветров ощипана, все острова
и варианты пройдены, мой счастливый.
Кофе вскипает. К завтраку — хлеб и сливы.
Ночь на седьмое. Август. Итака — Москва.

Ирина Ермакова
«Колыбельная для Одиссея»

@темы: [Ермакова И.], [XXI]

01:21 

|Наталья Шиндина| Письма итакской жене

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Иосиф Бродский


Нынче тихо. Это прямо как-то ново.
Почитай уж третьи сутки не воюем —
Крутим всяк хвосты посланникам Эола.
Не иначе как затишье перед бурей.

Вот, решил потратить с пользой час досуга,
Написать из тенедосского залива:
Хайре вам, моя любезная супруга!
Пусть к вам будут наши боги справедливы.

Как там жизнь в глухой провинции у моря?
Что Итака наша — выгодно ль торгует?
А народ? Довольны, сыты, зря не спорят?
Верно, пьют? Пусть пьют — уж лучше, чем бунтуют.

...

P.S.

Тут средь нас какой-то бегает со свитком...
Вроде слеп, а сам все видит — хрен чё спрячешь!
Если будет вам болтать про нашу битву,
В шею шельму — денег хочет, не иначе.

@темы: [XXI], [stihi.ru], [Одиссея-для-Одиссея], [Шиндина Н.]

01:19 

|Наталья Шиндина| Выбранные места из переписки Агамемнона с Приамом

Поверишь ли, вся Троя – с этот дворик,
Вся Троя – с эту детскую площадку...

Александр Кушнер


…Нынче, завтра и вчера, во время оно
Исчезают города, цари, колена.
Всё конечно, преходяще и условно,
Только море остается неизменно.

Прочий мир – не больше, чем морская пена.
Жизнь, однако же, идет своим порядком,
Процветают Троя, Спарта и Микены,
А эпоха между тем уже в упадке.

Все мы ходим как под нянькой под богами,
Лишь в размерах увеличились игрушки,
А рассудка не прибавилось с годами:
Бабы, деньги, слава, войны и пирушки…

Заточив самих себя в тщеславья клети,
Свой отстаивая статус ежечасно,
Мы наивны и жестоки, словно дети,
И как дети одиноки и несчастны.

К слову вспомнил, как мальцами с Минелаем
От убийц бежали в Спарту… знать, старею…
Впрочем, к делу. Знаешь, завтра выступаем.
С уваженьем, Агамемнон, сын Атрея.

...

Сполох пламени, закату робко вторя,
С побережья поутру едва заметен.
Что же пусто так? Лишь чайки, ветер, море…
Море, ветер, чайки… чайки, море, ветер…

@темы: [XXI], [stihi.ru], [Одиссея-для-Одиссея], [Шиндина Н.]

01:17 

|Наталья Шиндина| Дневник Ахиллеса, Пелеева сына

...Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?!

Осип Мандельштам


Нынче первый год войны — забава греков
Под названием «У нас осада Трои».
Плюнуть некуда простому человеку:
Не захочешь даже — попадешь в героя.
Тут под стенами весь цвет ахейской знати
Щеголяет, вишь, в начищенных доспехах.
Только в городе покамест не достать их,
Хоть, троянцам, прямо скажем, не до смеха.
Толку в том, что молока от Минотавра —
Каждый лучник туго знает свое дело.
Вот и льют вино вояки мимо тары,
Чай, нема дурных переть с мечом на стрелы.
Менелай второго дня, придя под стены
Трои пьяный как сатир, дебош устроил…
Битый час орал: «Когда бы не Елена,
На хрена бы вам сдалась, ахейцы, Троя?!»
Пошумит еще денек, глядишь, утрется.
А не то — уймут свои же непременно.
Дело тут не в рогоносце, мне сдается,
Тут политику затеял Агамемнон.
Да и Зевс с ним, коль ему так это надо!
Я нашел себе дела — на пепелищах
Промышляю близ окрестностей Троады,
Только много ль с них возьмешь, с провинций нищих?

...
Одиссей позавчера идею выдал,
Поплывем, Ахилл, ко мне, мол, на Итаку.
Ох, сдается мне, когда бы не Фетида…
После…
Утро. Новый день. Трубят атаку…

Из цикла «Белое солнце Троады»
25.01.2005

@темы: [2005], [XXI], [stihi.ru], [Одиссея-для-Одиссея], [Шиндина Н.]

01:15 

|Александр Кушнер| Троя

Т. Венцлове

— Поверишь ли, вся Троя — с этот скверик, —
Сказал приятель, — с детский этот садик,
Поэтому когда Ахилл-истерик
Три раза обежал ее, затратил
Не так уж много сил он, догоняя
Обидчика... — Я маленькую Трою
Представил, как пылится, зарастая
Кустарничком, – и я притих, не скрою.

Поверишь ли, вся Троя — с этот дворик,
Вся Троя — с эту детскую площадку...
Не знаю, что сказал бы нам историк,
Но весело мне высказать догадку
О том, что всё великое скорее
Соизмеримо с сердцем, чем громадно, –
При Гекторе так было, Одиссее,
И нынче точно так же, вероятно.

1993

@темы: [Кушнер А.], [XX], [1993], [Одиссея-для-Одиссея]

01:08 

|Наталья Галицкая| Перебиты менестрели, переписаны легенды...

Перебиты менестрели, переписаны легенды,
Опоздали электрички и теперь уже не страшно
Осознание того, что мы — невольники момента,
В нас реальности не больше, чем в наброске карандашном...

Посему — к чему же слезы, и искусанные губы?
Не впервой, поверь мне, милый, от разрывов минных глохнуть,
Это факты: неприятны, непростительны и грубы —
Если выпало родиться... Все равно придется сдохнуть.

Никому уже не надо ни тоски твоей, ни крыльев,
Ни гитарных переборов под портвейн и сигареты,
Если выпало родиться — распишись в своем бессильи,
И готовься становиться достоянием легенды.

Пей с Хароном, пой осанну, подрывай мосты над Стиксом,
Жди, когда тебя на карту кто-то, кто сильней поставит,
Самая простая тайна заперта в улыбке Сфинкса:
«Если выпало родиться — это кто-нибудь исправит».

Наталья Галицкая
aka 'Айс Детрейн'
aka lj-user militari

@темы: [Галицкая Н.И.], [XXI], [Livejournal]

01:06 

|Екатерина Михайлова| Мне больше неинтересно

Стало пластмассовым небо над головой,
стала волшебная палочка — вдруг — железкой.
Вы извините, но я ухожу домой.
Нет, не обидел. Мне просто неинтересно.

Просто теперь я не знаю, зачем я здесь,
в этом дурацком платье, в косынке детской.
Как умудрились вообще мы сюда залезть?!
Не понимаю. Мне больше неинтересно.

Всем хорошо, вон, смотри, отовсюду — смех;
мне не смешно и не весело, хоть ты тресни.
Мальчик мой, нет, ты по-прежнему лучше всех, —
я виновата. Мне больше неинтересно.

Мне говорят — дура! дура! смотри: сдалась!
Мне говорят — мы так славно играли вместе.
Мне говорят — вы команда, куда без вас?
Мне очень стыдно. Мне больше неинтересно.

Много других детей у нас во дворе,
много песочниц, качелей, высоких лестниц.

Просто есть правило в каждой моей игре —
встать и уйти,
если больше неинтересно.

Екатерина 'kaitana' Михайлова

@темы: [XXI], [Михайлова Е.]

01:00 

|Федерико Гарсиа Лорка| МАЛЕНЬКАЯ БАЛЛАДА О ТРЕХ РЕКАХ

Сальвадору Кинтеру

Гвадалквивир в оливах
и апельсинах струится.
Обе реки в Гранаде
текут от снега к пшенице.

Любовь, упорхнула в дали
и поминай как звали!


Бороды Гвадалквивира
гранатовых бус багровей.
Реки в Гранаде: одна —
из слез, другая — из крови.

Любовь, не дала проститься
и упорхнула, как птица!


Для парусников дорога
светлая у Севильи.
А по воде в Гранаде
от веку лишь стоны плыли.

Любовь, упорхнула в дали
и поминай как звали!


Гвадалквивир — колокольня
и ветерок в апельсинах.
Хениль и Дауро — слепые
часовни у стариц пустынных.

Любовь, не дала проститься
и упорхнула, как птица!


Крикливые всплески теснятся,
сверкают в руслах печали!

Любовь, упорхнула в дали
и поминай как звали!


Поток маслин и лимонов
в моря Андалузии мчится.

Любовь, не дала проститься
и упорхнула, как птица!


пер. П.Грушко

@темы: [XX], [Lorca, Federico Garcia], [перевод: Павел Грушко], [Испанская литература]

00:59 

|Борис Рыжий| Где обрывается память, начинается старая фильма...

Где обрывается память, начинается старая фильма,
играет старая музыка какую-то дребедень.
Дождь прошел в парке отдыха, и не передать, как сильно
благоухает сирень в этот весенний день.

Сесть на трамвай 10-й, выйти, пройти под аркой
сталинской: все как было, было давным-давно.
Здесь меня брали за руку, тут поднимали на руки,
в открытом кинотеатре показывали кино.

Про те же самые чувства показывало искусство,
про этот самый парк отдыха, про мальчика на руках.
И бесконечность прошлого, высвеченного тускло,
очень мешает грядущему обрести размах.

От ностальгии или сдуру и спьяну можно
подняться превыше сосен, до самого неба на
колесе обозренья, но понять невозможно:
то ли войны еще не было, то ли была война.

Всё в черно-белом цвете, ходят с мамами дети,
плохой репродуктор что-то победоносно поет.
Как долго я жил на свете, как переносил все эти
сердцебиенья, слезы, и даже наоборот.

Борис Рыжий

@темы: [XX], [Рыжий Б.]

00:57 

|Валерий Брюсов| В Голландии

Эти милые, красно-зеленые домики,
Эти садики, в розах и желтых и алых,
Эти смуглые дети, как малые гномики,
Отраженные в тихо-застывших каналах, —

Эти старые лавки, где полки уставлены
Рядом банок пузатых, давно закоптелых,
Этот шум кабаков, заглушенный, подавленный,
Эти рослые женщины в чепчиках белых,-

Это все так знакомо, и кажется: в сказке я,
И готов наважденью воскликнуть я: vade!
Я с тобой повстречался, Рембрандтова Саския?
Я в твой век возвращен, Адриан ван Остаде?

Валерий Брюсов,
13 июля 1913, Лейден

@темы: [Поэты Серебрянного века], [Брюсов В.Я.], [XX], [1913]

00:56 

|Бахыт Кенжеев| Ну куда сегодня пойти с тобою?

Ну куда сегодня пойти с тобою?
Ветерок сентябрьский осушит слезы.
Пробегает облачком над Москвою
акварельный вздох итальянской прозы,
и не верит город слезам, каналья,
и твердит себе: «не учи ученых»,
и глядит то с гневом, а то с печалью
из норы, оскалясь, что твой волчонок .

Проплывем дворами, за разговором,
обрывая сердце на полуслове,
и навряд ли вспомним про римский форум,
где земля в разливах невинной крови,
и забудем кубок с цыганским ядом —
кто же ищет чести в своей отчизне.
Ты вздохнешь «Венеция». Только я там
не бывал — ну разве что в прошлой жизни,

брюхом кверху лежа, «какая лажа! —
повторял весь день, — чтоб вам пусто было!»,
а под утро, когда засыпала стража,
подлезал под крышу тюрьмы Пьомбино
разбирать свинцовую черепицу.
Даже зверю хочется выть на воле.
«Много спишь». «А некуда торопиться».
«Поглядел в окно, почитал бы, что ли».

Ах, как город сжался под львиной лапой,
до чего обильно усеян битым
хрусталем и мрамором. Пахнет граппой
изо всех щелей. За небесным ситом
хляби сонные. Лодка по Малой Бронной
чуть скользит. Вода подошла к порогу.
Утомленный долгою обороной,
я впадаю в детство. И слава Богу.

Б.Кенжеев

@темы: [Кенжеев Б.Ш.], [XX]

00:54 

|Мария Хамзина| Что поделать, ребята. Достался один такой...

Что поделать, ребята. Достался один такой —
тут, что в лоб, что по лбу — неважно, дрожит рука,
И махнуть бы на это дрожащей своей рукой,
И плеснуть хвостом, обрываясь с его крючка...
Мол, наживка съедена, счет закрыт, бравый гардемарин,
Или д'Артаньян, что по сути, совсем не меняет, но...
В январе протягивал огненный мандарин,
В феврале болел, а потом пригласил в кино,
Доставал из кармана билеты, купил попкорн,
Больно стискивал локоть — мол, милая, не шуми —
И в глазах голубых без зазренья горел укор —
Будто я целовалась сейчас ну совсем не с ним!
В марте, помню, с неба капала синева,
Отражаясь, плавала по стеклу...
Он сказал — «Хорошо, что ты, маленькая, жива... »
А потом на вопросы не отвечал и сидел в углу.
Вот апрель, снег растаял, пришла весна,
Для кошачьих свиданий открыла пустой чердак.
Я живу с ним, господи, как жена,
Натыкаясь локтями на странное слово «как».

@темы: [XXI], [Хамзина М.]

00:52 

|Олег Ладыженский| Февраль

* * *
«Февраль. Достать чернил и плакать...»
Б. Пастернак


А знаешь, я душу ни богу, ни дьяволу, —
Мне жалко души.
А знаешь, ведь Савлу достанется Савлово, —
Дыши, не дыши.
И белой поземкой февраль, будто саваном,
По насту шуршит.

Мы долго живем, нам судьбою отмерены
Не миги — века.
По краю плетемся, усталые мерины,
И в мыле бока.
Не Цезари, не Ланселоты, не Мерлины...
Не в лыко строка.

А знаешь, с тобой мне поземка февральская
Июня теплей,
А знаешь, сугробы расцвечены красками
В таком феврале,
Налей мне глинтвейну с корицей и сказками.
До краю налей.

О.Ладыженский

@темы: [XX], [Ладыженский О.]

00:50 

|Мария Хамзина| Январь прорастает в моей душе...

Январь прорастает в моей душе, как первое то зерно,
Которое грел на груди Мишель в дурацком немом кино...
И это приснилось? Неважно, принц! Кто любит меня — вперед.
И сизые перья моих синиц вмерзают в зеленый лед.
(Прозрачный, как бабушкин леденец, холодный, как божий дар)
Кто ночью считает моих овец? В бесчисленности отар
Потерян октябрьский снежный пух, навершие января.
Ты учишь нас, боже, считать до двух. И третьим стоишь в дверях.

@темы: [XXI], [Хамзина М.]

00:49 

|O bella ciao|

Stamattina me son svegliato
O bella ciao, bella ciao,bella ciao ciao ciao
Stamattina me son svegliato
e io trovato l'invasor

O partigiano portami via
O bella ciao, bella ciao, bella ciao ciao ciao
O partigiano mi portami via
Io mi sento di morir

E se io muoio da partigiano
O bella ciao, bella ciao,bella ciao ciao ciao
E se io muoio da partigiano
Tu mi devi seppelir

E sepperlirmi lassu' n montagna
O bella ciao, bella ciao, bella ciao ciao ciao
E sepperlirmi lassu' n montagna
Sotto l'ombra d'un bel fior

E la gente che passeranno
O bella ciao, bella ciao, bella ciao ciao ciao
E la gente che passeranno
Mi diranno che bel fior

Quest'e fiore del partigiano
O bella ciao, bella ciao, bella ciao ciao ciao
Quest'e fiore del partigiano
Morto per la liberta.

@темы: [Music], [XX], [Автор неизвестен]

00:47 

|Бертольд Брехт|

Одно прошу: не избегай меня.
Твое рукопожатье — мне отрада.
Ты стал глухим? Тебя мне слышать надо.
Ты стал немым? Твой дух — моя броня.

Ты стал слепым? К себе в поводыри
Прими меня, твоим я буду взглядом.
Позволь, как прежде, быть с тобою рядом,
Как прежде, мне доверье подари.

Не говори: «Я ранен, я калека!»
Поддержки не чурайся, как чумы.
Неверье недостойно человека.

Тот несвободен, кто другому нужен.
Я без тебя во мраке безоружен.
Но я не только я. Я — это мы.

Б.Брехт / Перевод Е.Эткинда / 1939

@темы: [1939], [Brecht, Bertolt], [XX], [Немецкая литература], [перевод: Е.Эткинд]

00:44 

|Анастасия Шакирова| От звонка и до прихода, от зимы до батареи

от звонка и до прихода, от зимы до батареи,
не-свободным, не-влюбленным, завернуться в день сурка,
что-то мягкое погладит, что-то сонное согреет
и напоит сладким чаем, и задремлет до звонка.

от стихов до электрички, от идей до магазина,
от обшарпанных качелей до таинственных путей,
нынче нам все люди — братья, дяди, тети и кузины,
нынче души заплетает ветер в пряную метель.

на шарфе твоем — узоры, на плечах твоих — драконы,
темно-синие, как небо, чутко-юркие, как ртуть,
у тебя глаза, как омут, у тебя свои законы,
ты любое мирозданье ловишь прямо на лету.

у меня — значки на сумке и пацифик на джинсовке,
у тебя в кармане ножик, а на шее волчий клык.
у меня запястья в феньках, запыленные кроссовки,
в темноте я постоянно спотыкаюсь об углы.

если взять тебя за руку — будет плюс и будет минус,
будет взрыв и столкновенье, и осколки по ладам,
метеоры и вулканы, бомбы, танки, субмарины...
«просыпайся! завтрак скоро.
будешь кофе, соня?
...»

@темы: [XXI], [Шакирова А.], [диагноз: весна]

Последний альбом...

главная